Биографический очерк о Викторе  Ивановиче Черепкове

Тропою Данко 

(Биографический очерк о Викторе  Ивановиче Черепкове) 

1. 

В России сплошь и рядом гении и даже «спасители Отечества» проживают год за годом до старости и кончины в безвестности и невостребованности.  А бездари и серятина, напротив, непонятно каким образом оказываются и надолго на высочайшей командной высоте. Такова Россия! 

… Виктор Иванович Черепков не случайно и не для ёрничества поставил себя, что называется,  на одну доску с  В.В.Путиным в год выборов президента России (2012 г.). Дело в том, что сигнал к началу выборной президентской кампании  породил всплеск весьма серьёзного и продуктивного социального творчества. Самым масштабным избирательным ноу-хау стало учреждение Всероссийского союза избирателей. Союз разработал толковую методику всероссийского отбора Единого кандидата в президенты от народа.  Участвовали в этом умные образованные люди, они сумели политтехнологически грамотно генерировать формы организации волеизъявления миллионных  народных масс.  Это было радостное действо гражданского общества. 

Инструментарий был обращён в конкретное дело. И получилось всё очень научно, солидно и убедительно. И в этом отборе Единого кандидата в президенты  от народа активно участвовал Виктор Иванович Черепков.  И он победил всех своих соперников – от председателя Конституционного суда и до иных депутатов Государственной Думы  России с ошеломляющим успехом. В 72 регионах России Всероссийским союзом избирателей пять раз проводились открытые рейтинговые голосования по выдвижению Единого кандидата от народа в президенты. В четырёх из них Виктор  Иванович убедительно первенствовал. И в последнем отборочном туре при тайном голосовании он победил своего соперника, набрав в пять раз больше голосов. 

Параллельно с этим Объединение численностью более 200 общественных организаций проводило дважды в России свой отбор Единого кандидата от народа. И на этих выборах Черепков триумфально одержал победу, набрав 92 процента голосов. 

Вот тут и выяснилось, насколько т.н. «правящая» партия «Единая Россия» выражает интересы российского народа, насколько она зрелая политическая организация. Выяснилось также и насколько чувствительна вся система к серьёзным заявкам гражданского общества. Исполненную массового вдохновения многомесячную кампанию по выдвижению  кандидата в президенты от народа вся казённая система (Центризбирком, официальное президентское окружение, Кремль и т.п.)  даже ни на миг не приняли во внимание; не комментировали этот факт, хотя бы через запятую, как проправительственные, так и оппозиционные СМИ. Даже «не заметили» события и его результата, не отреагировали на него с подобающим журналистским повышенным интересом. 

Политическая культура общества не доросла до ворвавшегося вдруг в жизнь страны эпизода зрелой демократии. И тогда Виктор Иванович Черепков сделал такое заявление: «Впервые на этих выборах непартийный Союз избирателей России опробовал технологию выдвижения кандидата в президенты самим народом! Впервые на этих выборах общество создало для контроля над процессом голосования независимую от партий и власти Лигу избирателей! Как кандидат в президенты России, выдвинутый народом на выборах 2012 года и нагло не допущенный на них сговором законодательной, исполнительной и судебной власти, победителем В.В.Путина  не считаю. Лакейски спешить поздравлять его подобно недавним обличителям – статистам избирательного фарса Жириновскому и Миронову не собираюсь. Остаюсь с обманутым большинством народа». 

Кто-то в этом увидит современное донкихотство. А кто-то  - моральную победу политика Виктора Ивановича Черепкова. 

Вот как бывает. Человек президентской стати в России сознательно замалчивается, задвигается подальше, а то и злонамеренно очерняется,  а человек-малоценка, кому-то выгодный и нужный, буквально вытаскивается на невероятную высоту. Так, собственно говоря, и обстоит с Виктором Ивановичем Черепковым. 

Сделаем сравнение, хотя бы одно. Читаем в автобиографической книге нынешнего президента  В.В.Путина.  В юности, молодости жил в бедняцкой, убогой по-чёрному семье. Рос. Школьником дрался во дворе со сверстниками. В юридическом вузе, как писалось в книге, студент Володя Путин достаточно легкомысленно относился к учёбе, больше пили пиво с однокурсниками по вузу. Стандартная тех времён обязательная студенческая вылазка на целину  позволила подзаработать какое-то количество денег. Студент Путин с дружком поехали в причерноморскую Гагру, просадили денежки на удовольствия. Хотя они были не лишни в помощь отцу и матери  в домашнем быту.  Словом, лёгкость мыслей была необыкновенная. 

И Виктор Иванович Черепков,   колхозный паренёк из многодетной семьи (12 детей). С  десяти лет работал, пас свиней, были потом и другие  колхозные работы. Школьник Витя рвался к познанию, пробивался к продолжению учёбы сквозь родительские запреты. Среднюю школу окончил с серебряной  медалью. В подростковом возрасте (14 лет) уже стал ориентирован на борьбу за справедливость, совершил дерзкий гражданский поступок.  Повесил дохлую курицу на дверях клуба с надписью на шее: «Такая жизнь невыносима», выразив таким образом протест взрослых  против непомерных поборов продовольствия с частных колхозных дворов по приказу первого секретаря Рязанского обкома КПСС, масштабного очковтирателя   А.Н. Ларионова.  Дерзкий аноним не был найден. 

Со всей группой выпускников технического училища поехал на строительство Братской ГЭС и выдержал все невероятные тяготы комсомольской стройки от колышка до колышка.  

Молодой человек Володя Путин в возрасте чуть старшем  попал в систему КГБ – учёба, распределение, работа в течение десятилетий в представительстве КГБ в ГДР, на ограниченном  пространстве в несколько квадратных километров под Дрезденом. На чаше весов однообразие и предельно зауженное пространство для развития масштабного кругозора. Путин никогда не станет народным любимцем, а Виктор Иванович Черепков стал им. 

Если жизнь сравнить с сосудом, то Виктор Иванович Черепков неутомимо и каждодневно наполнял этот сосуд любовью к людям. Ему не было и двадцати лет, когда он самоучредил «Личный фонд помощи малоимущим»,  отчисляя в него 25 процентов зарплаты и все гонорары и премии. Много людских благодарностей пожал он за это. 

 Вот он строитель Братской ГЭС. Тяжело-тяжко. Рационализаторством и изобретательством облегчает труд соратников-строителей. Бригадирствует, заслуживает любовь и уважение товарищей-рабочих. Становится секретарём комсомольской организации строительства Братской ГЭС без отрыва от производства.  В забастовке строителей, несправедливо ущемлённых в зарплате, занимает сторону бастующих, вызывает гнев и месть начальствующего состава стройки. Под своевременный призыв на службу в армию камуфлируется устранение «нежелательного элемента»  со знаменитой стройки, увольнение.  

Черепкова определяют в подводный флот. Здесь он, стоически преодолевая тяготы учёбы и подготовки на матроса-подводника, вливается в экипаж одной из подлодок. Совершенствуется, быстро становится душой матросского коллектива. Происходит уникальное: матроса Черепкова, преуспевшего в службе, производят в офицерский состав. И на этой ступени восхищают успехи В.И. Черепкова. Он досконально изучает техническую часть сложнейшего современного подводного судна, становится в глазах сослуживцев, как матросов, так и офицеров, настоящим энциклопедистом в этой части. Параллельно поступает и учится в высшем военном училище сразу на двух факультетах, и оба успешно завершает  вполовину досрочно. 

Было увольнение в рамках  срочной службы. Было возвращение на военную службу по настойчивому ходатайству адмирала Хомчика.  Работа заведующим технической частью Тихоокеанского флота. Преподавание курсантам этого курса технических знаний. Но главное – отношение к работе, к порученному делу. Оно было всегда у Черепкова  даже не просто работой, а высоким служением делу.  Природное человеколюбие, искренность и открытость, надёжное товарищество снискали ему высокий авторитет. 

Был такой факт. Когда (на старте перестройки) малый луч творческого подхода  заглянул в жёсткую повседневность военной службы и дисциплины,  решено было провести  социологический опрос личного состава флота об отношении матросов к тем или иным командирам, офицерам. Результат получился ошарашивающим. Зашкаливало! До 90 процентов доходило число предпочтений офицера Виктора Ивановича Черепкова. Командование даже пыталось замолчать результат этих исследований -  такой невыгодный фон получался для других командиров и офицеров.  

 

2. 

 

Масштаб личности рано или поздно даёт о себе знать всё более широкому кругу. Как-то Черепков  стал известен и за пределами военного гарнизона. Его, неожиданно для него самого,  выдвигают и избирают в депутаты областного совета. Находится для него подходящая ниша: он становится руководителем комиссии по соблюдению прав военнослужащих. Изумляет подлинное подвижничество депутата Черепкова.  Он буквально бьётся за каждую судьбу, стремится помочь по каждой жалобе.  Как говорится: так не бывает. Краевой депутат Черепков только с последним посетителем покидал свою приёмную. Это часто было и в два и в три часа ночи. 

Стало ясно, что этот военный человек, морской капитан, что называется, был рождён для политики. Он тонко чувствовал вектор прогресса, зарекомендовал себя истинным прогрессистом. Последователь и приверженец академика Д.А. Сахарова,  свободы и плюрализма, Черепков вдохновенно воспринял события августа 1991 года. Всем запомнилась его активная, можно сказать, решающая роль в поддержке во Владивостоке  законно избранного первого президента России, в осуждении путча ГКЧП . 

Время было смутное, над руководителями малыми и большими довлели стереотипы недавнего прошлого,  вовсю  давали о себе знать стандарты рухнувшего тоталитаризма. И капитан Черепков  неожиданно заявил о себе в сфере нового парламентаризма как хороший оратор. Как лидер – в короткое время сумел увидеть, собрать и сплотить единомышленников, депутатов с новым мышлением, противостоящих рутине, бросивших вызов воровству и коррупции во Владивостоке, Приморском крае.  И работа этой фракции месяц от месяца становилась все более продуктивной. 

Но в полную меру облик политика более чем регионального масштаба предстал в депутатском расследовании преступно-халатной организации срочной службы солдат в гарнизоне на острове Русский. Вина в этом скандале (всё это выросло в масштабный  скандал) восходила к тогдашнему адмиралу Тихоокеанского флота  Хватову.  Депутата комиссии по соблюдению прав военнослужащих категорически не допускали на остров Русский, и в последовавшей затем истории В.И.Черепков особенно ярко проявился как человек важных значительных поступков, безоглядных с точки зрения бытового благоразумия. 

Черепков на свои деньги приобрел видеокамеру, конспиративно пробрался в гарнизон, ужаснулся увиденным. И заснял тысячи метров любительской ленты. Время всплеска демократии первых лет новой российской власти сделало возможным предание материалов гласности. Не только Россия, но, как оказалось, весь мир увидел  скелеты,  обтянутые кожей, истощенных до дистрофии молодых матросов, услышал обстоятельства смерти полудюжины  матросов от истощения,  невесть почему установившейся концлагерной среды в обычном гарнизоне.  

Он победил в этой борьбе. Адмирал Хватов был уволен (правда легко отделался, обошлось без уголовного наказания). Но военное начальство с зашкаливающей яростью и исступлением обрушилось на капитана первого ранга, осмелившегося вынести сор из военной избы. Два года  Черепкова мытарили с увольнением в запас, лишали положенных выплат, пособий, не на что  было жить. Выстоял! 

Дальше уже профессиональный политик Черепков сосредоточился на работе в качестве освобожденного депутата городской,  краевой   Дум Владивостока. А новая жизнь бурлила в противоречиях. Провозглашённая демократия стала палкой о двух концах. С одной стороны лучшие представители интеллигенции энергично принялись утвержать демократические институты, менять общественно политический климат, провозглашать плюрализм мнений, реально вводить многопартийность. Наиболее решительные продвигали закон о люстрации кадров КПСС, столпа рухнувшего тоталитаризма.  

Но вольностями воспользовался и криминальный мир. Амнистия теневого бизнеса легализовала не только введённые в оборот его миллиарды, но и его нравы и сомнительные приёмчики. Во Владивостоке криминальный элемент особенно преуспел по сравнению со многими другими регионами. Близость Японии и других ближневосточных  стран с оживленным, динамичным бизнесом привлекла во Владивосток много сомнительных группировок, и даже, «братков».  Как грибы выросли десятки т.н. офисов неясных компаний (а скорее «малин»). К руководству края  пришел одобренный Кремлём и президентом Ельциным бывший таежный артельщик, человек, у которого интерес собственного частного бизнеса напрочь застил государственный и, тем более,  народный интерес.  Это был Е.И. Наздратенко.  

 Вышедшие из тени первобизнесмены России начала 90-х годов 20-го века совратили большинство директоров предприятий и вместе с откровенно криминальными элементами создали сомнительную структуру «ПАКТ»  (Приморская акционерная компания товаропроизводителей). Задачей она ставила – ни больше, ни меньше - захват и экономической и административной власти в регионе. Постепенно во всех городах и поселениях края наздратенковцам удалось внедрить своих руководителей.  Оставался Владивосток. И тут завязалась борьба прогрессистов  и сторонников лукавой власти от Наздратенко и «ПАКТа». Прогрессистам удалось победить. Более того, они добились от президента и его администрации согласия на эксперимент – выборы мэра всенародным голосованием.  С подавляющим перевесом мэром Владивостока был избран  Виктор Иванович Черепков. 

Без робости, разумно и вдумчиво приступил к делу всенародно избранный мэр. И сразу позиционировал себя именно как народный. Разгоном кадров прежнего аппарата не занимался, но чётко поставил выбор: если готовы воспринять стиль не показного, а предметного и продуктивного внимания к «ходокам», жалобщикам, просителям, приходящим в мэрию, могут оставаться на своих местах и продолжать работу с поправкой на новый стиль. Не способные на это – вольны увольняться. 

Мэрия быстро превратилась в орган власти открытый, легко доступный для людей. Из Москвы на работу был приглашён в ранге помощника мэра прогрессивный экономист, кандидат экономических наук. Широко развернулось строительство объектов, жилья, благоустройство мест отдыха – парков, скверов, дворов. Мэр стал устремляться к прозрачности во всём: в распределении квартир, в предпринимательстве, приватизации государственных зданий, заводов, учреждений, или, напротив, в целесообразном воспрепятствовании приватизации. 

С другой стороны, накапливались злобность и раздражение местного, не очень чистоплотного бизнеса в отношении мэра-«чистоплюя», мэра-правдолюба. Ропот сторонников вседозволенности выливался в интриги, подсиживания, сговоры, провокации. Довольно быстро вызрело противозаконное решение теневиков свергнуть «не такого» мэра. А самое главное, что закон не мог защитить  даже сверхлегитимного народного избранника.  

Уже по истечении десяти месяцев коррумпированные чиновники края, местные дельцы и криминальные элементы, объединившись, фактически парализовали работу возглавлявшейся Черепковым мэрии. А ещё спустя десять месяцев сумели формализовать его отставку указом президента Ельцина, пусть и неправомерным. 

Самое печальное, что «гарант» Конституции не только не дал преступить законы в отношении прав и прерогатив местной власти, разделения властей, но и лично принял участие в нарушениях закона, статей Конституции РФ. (С этим лучше не стало и до сих пор, и с президентством В.В.Путина (пока что в лице президентов России – недогаранты). Ведь что творилось во Владивостоке  в ходе «выкорчёвывания»  В.И. Черепкова?  

Понятно, что в Приморском крае самый лакомый кусок для казнокрадов и коррупционеров являл собой Владивосток. Этим «алчущим» стало понятно, что для «кормления» надо срочно добиться устранения  мэра Черепкова.  Как оказалось, в таком решении вопроса  больше всего были заинтересованы  глава краевой администрации и его ближайшее окружение. Самое удручающее, что в короткое время во Владивостоке возник по шаблонам знаменитой российской круговой поруки, так скажем,   «антифронт» травли радетеля простых людей и закона. 

Вскоре оказалось, что на цели изгнать Черепкова работали уже под «кураторством» краевой администрации целиком краевая прокуратура, управление внутренних дел, суд и, как это ни невероятно, организованная преступность. «Братки» собрали на эту затею четыре миллиарда рублей (неденоминированных).  Формой провокации, которая объединила постыдные усилия всех этих звеньев стала так называемая «Операция «Вирус». Основную роль тут на себя взяло Приморское УВД, руководимое полковником Ипатовым, а исполнителями и «творцами» операции «Вирус» стали подполковник  Бондаренко и капитан Дудин.  

Организаторы и вдохновители «Вируса» остановились на проекте любой ценой представить Черепкова взяточником в особо крупном размере, уголовно осудить и ликвидировать его в тюремной камере руками сотрудничавших с милицией рецидивистов-отморозков. 

В течение многих недель были завербованы и проинструктированы лжесвидетели, в мэрию подосланы провокаторы, сконструированы, сфабрикованы «вещдоки». В феврале-марте 1994 года были на скоростях проведены противозаконные обыски, «прокурорские проверки», «скорый суд», отстранение Черепкова от руководства городом неправосудным решением краевого судьи. Надо было сажать мэра-взяточника и народного любимца одновременно. Дело стало предельно резонансным  и, вполне логично,  что на проверке оно оказалось в Генеральной прокуратуре, возглавлявшейся тогда  исполняющим обязанности Генпрокурора  А.Н. Ильюшенко. Произошло нетипичное: из предельного заузившегося круга честных профессионалов – прокурорских работников во Владивосток один за другим были командированы два следователя по особо важным делам Маврин и Бакин. 

Высокопрофессионально, без тени корпоративной солидарности они расследовали обстоятельства уголовного дела № 474731  («Операция «Вирус»). Сенсационными оказались итоги расследования. Дело В.И. Черепкова было прекращено за отсутствием события преступления. Возбуждено  другое дело: в отношении группы руководителей Приморского УВД (два генерала, два полковника, подполковник, майор) по факту фальсификации взятки; они в разное время были взяты под стражу и водворены в Лефортовскую тюрьму.  

 

 

3. 

 

С великими терниями  Виктор Иванович Черепков возвращается в кресло мэра города. Ещё несколько лет руководит городом. Причём руководит талантливо, новаторски. Это видно из самого перечня свершённого мэрией под руководством Черепкова.  Уже в крайне неблагоприятных условиях, после  разрушительного итога мэрства ставленника Наздратенко Толстошеина, разбазарившего всё, что только можно, в искусственно созданном недругами безденежьи городской казны Черепков осуществил на удивление многое. Сумел обеспечить город теплом, светом, рассчитаться с долгом, удвоить накопления бюджета. Удалось из десяти безработных шестерым дать работу, обеспечить владивостокцев всеми видами бесплатного транспорта  (уникальная практика!), школьников  - бесплатными завтраками и обедами. Стало возможным производить доплату всем ветеранам, участникам Великой Отечественной войны, инвалидам первой группы, узникам концлагерей, блокадникам, репрессированным, многодетным и многим другим  незащищённым слоям населения. Причём во Владивостоке были самые низкие в России коммунальные платежи, в 40 процентов  от стоимости цены при тарифах почти в четыре раза ниже сегодняшних. 

И вот тут возник сакральный вопрос. На какие же кадры ориентировались  Ельцин и его окружение, если этому редкостному в нашей стране созиданию во имя человека, для блага человека совершенно враждебно и разрушительно, а главное, беспрепятственно противостояли оппоненты Черепкова от главы края Е.И.Наздратенко?  Действия порученцев краевой администрации были сродни диверсионным действиям. Им ничего не стоило с целью возбуждения неприязни и ненависти к мэру дать команду соответствующей городской службе злонамеренно прервать водоснабжение в самые пиковые часы, создавать риски в больницах, роддомах. 

Однажды анонимно от имени мэра Черепкова под видом необходимого ремонта некто распорядился выкопать трубы водопровода на километровом протяжении осенью накануне наступления холодов.  Для того, чтобы сорвать своевременное поступление горячей воды в отопительные батареи и «гневно»  сигналить в Москву: бездарный мэр «заморозил» тысячи домов Владивостока. Сколько же можно терпеть это? «Номер» у недругов не прошёл. Мэр узнал и сорвал диверсию. 

Приказами главы края произвольно урезались отчисления в бюджет мэрии с риском сорвать финансирование необходимых программ.  Глава краевой администрации совершил совсем уж немыслимое и нелогичное: вывел из-под подчинения мэрии районные (в городе) управы, администрации. Мэр творил чудеса  – двигал городскую программу развития всё равно к величайшему раздражению противников. 

Годы с 1994-го по 1999-й в судьбе и жизни Черепкова напоминали непридуманный детектив. До ноября 1994 года шло вначале следствие по «мэру – взяточнику», затем расследование генеральной прокуратуры заговора против Черепкова, оформленного под уголовное дело о взяточничестве в особо крупном размере. По сути дела в ноябре 1994 года  Черепкову, полностью оправданному, можно было приступить к работе в качестве избранного мэра. Но тут  появился указ президента Ельцина об освобождении от работы мэра Владивостока Черепкова в связи с длительным непоявлением на рабочем месте.  

Пришло прозрение. Нет, это не тот лидер, который нужен государству. Не поборник свободы, справедливости, законности и демократии. Если к нетрезвому правителю подлезли сбоку, подсунули абсурдный текст указа, а он, не глядя, подписал его. Нарушил при этом законы о местном самоуправлении и другие. 

Потом были долгие, мучительные два года судебной тяжбы с самим президентом Борисом Ельциным. Поставлен рекорд.  В.И.Черепков стал единственным гражданином России, который выиграл суд у президента страны. Верховный суд признал указ президента Ельцина незаконным и восстановил Черепкова в должности мэра города Владивостока. Ельцин подчинился решению суда, принял указ, отменивший прежний, ошибочный. 

Пройдя сквозь всевозможные нарушения и увёртки местных коррупционеров, всячески препятствовавших возвращению неугодного мэра, наконец, Черепков возобновил свою трудовую деятельность в 1996 году и работал, преодолевая подножки и провокации врагов и недоброжелателей, подстрекавшихся краевой администрацией, до 1998 года. 

Хочется здесь озаботиться вот чем. Всякая власть, приходящая на волне отторжения старого, отжившего, должна, казалось бы, сосредоточиться на сотворении лучших образцов и защите всего позитивного и положительного. Иначе был ли смысл в смене одного другим?  Появился во Владивостоке мэр, неподкупный, неутомимый в деятельности на общее благо, с прекрасными нравственными установками. Москва, возьми под крыло такого руководящего работника регионального уровня! Но ничего подобного не было, и получается, что новая реальность оказалась не лучше прежней. Вот удручающая конкретика, как повседневность новой власти, новой жизни, с которой столкнулся В.И. Черепков. 

Несколько иллюстраций. Возвращение Черепкова на свою должность в 1996 году ещё раз высветило, какими кадрами-ничтожествами не гнушалось иной раз ельцинское правление. Два года, как слон в посудной лавке, городом рулил личный закадычный друг главы края Наздратенко  К.Б. Толстошеин. Городскую недвижимость он по-свойски щедро раздавал своим дружкам и приближённым,  а то и что-то  по дешёвке было продано в частное владение. Дефицит средств в мэрии по итогам правления Толстошеина составлял многие миллиарды рублей.  

Матерщинник, врун и коррупционер – дальше некуда ,- он даже место освобождал для законно избранного мэра по-хулигански и  впадая в уголовщину. В кабинете мэра была злонамеренна разлита ртуть. Не сразу кабинет удалось дезактивировать. Стал вдруг нарастать невыносимый запах гниения. Не сразу сообразили коллеги и друзья Виктора Ивановича вскрыть несколько панелин стены кабинета. Там оказался вмурован «сюрприз» для настырного народного избранника – здоровенный кус  рыбы для медленного разложения и зловония. 

Ещё грань (а лучше сказать «антигрань») этой ядовитой среды.  Вскорости после того, как подвижник Черепков победно занял кресло мэра и начал свои реформы, был арестован сын Черепкова Владимир. Был обвинён как соучастник ограбления школы (похищение компьютерной техники). Тёмные личности дали понять Черепкову: сын – заложник. Предложили торг: сын оправдан и на свободе в случае если Черепков заявит об отставке с поста мэра. Около трёх лет отсидел Владимир Черепков за решёткой . Только в 1999 году была озвучена истина: у Владимира Черепкова не было события преступления. 

Помнится, какой-то журналист-интервьюер бульварного журнальчика сумел-таки задать несколько вопросов В.В.Путину. и один из них: Когда и как опасно рисковал  президент Путин и зачем?  Названы были известные публиковавшиеся эпизоды. Когда поднимался на самолёте и пытался увлечь за собой стаю стерхов.  Когда на батискафе опускался на дно Байкала. Ну, и ещё несколько известных такого рода эпизодов скорее пиаровского назначения. 

Виктор Иванович Черепков всю жизнь был, как в бою. Ещё и в нешуточном.  Со смертоубийством.   Скажи мне, как живёт народный заступник, и я скажу, что за политический режим. На Виктора Ивановича Черепкова было совершено шесть покушений. Трижды подло и злодейски в него стреляли из пистолета:  один раз в ночной тьме, когда он ставил своего старенького «Жигуля» в гараж.  Другой раз в окно хрущёбы, когда он вернулся с поздней встречи с избирателями и зажёг электрический свет в комнате. Третий раз стреляли в дверь, то бишь в спину сквозь дверь. 

Было три или четыре нападения, опять же во тьме ночной, сопровождавшихся тяжким членовредительством: перелом позвоночника, полдюжины сломанных рёбер. В 2007 году так и не найденные следователями и милиционерами беспредельщики  бросили под ноги выходящему из здания Черепкову боевую гранату. Контуженный Виктор Иванович потерял слух и зрение. И чудом и мастерством своим  военные врачи сумели через полгода поставить бойца на ноги, и он вновь включился в работу и борьбу. 

 О двух покушениях хотя бы надо рассказать подробнее.  Одно давнее, относится к августу или сентябрю 1994 года. Тогда нападение нельзя было назвать иначе нежели заговор местных властьимущих против неугомонного и непотопляемого мэра. Как позже выяснилось, исполнителями злодейства выступили сотрудники милиции. Они выследили В.И.Черепкова, когда он на краткий миг вышел из мэрии в будку телефонного автомата, «вырубили» с помощью газового пистолета, нанесли удары , от которых, по их мнению, он должен был скончаться. Вывезли в багажнике милицейской машины в сопки, чтобы труп закопать в землю.  

Но Черепков пришёл в сознание и чудом, израненный, искромсанный, сумел спрятаться от злодеев, видел сверканье проблескового милицейского маячка на автомашине. Вывезенный женой на автомобиле друга с величайшими предосторожностями с полуострова в город, он с изумлением зафиксировал круговую поруку всех органов власти (ко всем он обращался за помощью) – управления ФСБ, прокуратуры, УВД, суда, представителя президента. Эпизод оказался проигнорированным, не получил правового последствия. 

Второе злодейство, похоже, также исходило от «казённых людей». К принципиальности и бесстрашию  депутата Госдумы Черепкова в 2007 году  решила прибегнуть  группа честных и несговорчивых прокурорских работников, уволенных за свою позицию из Генеральной прокуратуры, возглавлявшейся тогда  В.В. Устиновым. Черепков был бы не Черепковым, если бы отказался помочь этим достойным служащим.  Множество писем на имя президента Путина, в его администрацию оставались без ответа. Но Черепков нашёл канал, по которому папка с материалами по жалобе  всё же была доведена до внимания президента. Через дипломатическую службу другого государства.  

И воспоследовала месть тех, кто так и остался необнаруженным.  Когда Черепков вышел из своей приёмной на улицу, против него было применено спецсредство (вата, пропитанная хлороформом или иным усыпляющим). Потом выяснилась картина покушения. Бесчувственное тело отвезли в ближайшую подворотню,  положили наземь, укрыли стёганным одеялом (чтобы не было синяков) и со всего размаха дважды обрушили в область сердца тяжёлое автомобильное колесо. Целью была имитация инфаркта миокарда.  И на сей  раз строптивец, опять же чудом, выжил.  

И не испугался. И дальше пошёл в наступление. Вот в таком тигеле измеряется политический вес. Это не добросовестное сидение в резиденции скучно и бессобытийно. 

 В 1998 году недруги из числа коррупционеров всё-таки нашли направление подлого удара по народному любимцу Приморья. Они выложили на стол президента Ельцина распечатку слов, которых принципиальный правозащитник и доблестный офицер в отставке Черепков не мог не  сказать: «Президент, расстрелявший парламент, заслуживает позора и презрения народа». Всё это было сопровождаемо подстрекательскими репликами про мэра, который не согласен с политикой президента.  

Последовали новый указ об отстранении мэра Черепкова от должности с политической формулировкой и новая тяжба о восстановлении в должности. На сей раз спор с президентом вроде как оказался и законченным и незаконченным. Решение об отклонении иска Черепкова Верховным судом РФ тем не менее оставило открытым вопрос об увольнении Черепкова с должности мэра. Де юре он до самой смерти (в сентябре 2017 года) значился мэром Владивостока. 

 

 

4. 

 

Но какие бы тёмные личности ни заводили и дезориентировали президента Ельцина в Москве в отношении шебутного мэра Владивостока, в приморской столице он продолжал владеть умами и сердцами людей – местных политиков и простых сограждан. Вскоре после спорного отстранения Черепкова от должности мэра уже в январе 1994 года он был избран депутатом  Владивостокской городской думы. На первом же заседании гордумы депутаты избрали его своим спикером и одновременно мэром Владивостока. Он был официально наречён «Человеком года». 

Шла непривычная по российским меркам острая борьба. Ставленник краевой администрации и значит привычного для России шаблонного чиновничества бывший заместитель Черепкова градоначальник Юрий Копылов, очевидно, по подсказке вышестоящей администрации провёл манёвр: подписал  постановление об упразднении мэрии Владивостока и образовании вместо неё городской  администрации. 

Контратаки черепковских казённых оппонентов продолжались – в апреле 1999 года Первореченский  суд  г. Владивостока признал незаконным избрание Черепкова депутатом городской думы. Имел место редкий случай, когда гражданское общество одерживало постоянно верх  над исполнительной и судебной  властью.  В ответ на административные ухищрения с целью вытеснить, наконец,  антипода казёнщины Черепкова граждане Владивостока в 2000 году своим большинством избрали его депутатом Государственной думы третьего созыва. А спустя  несколько лет – и четвёртого созыва. 

С новым президентом, выучеником КГБ В.В.Путиным сразу подули ветры антидемократии.  Незримый, но эффективный административный ресурс непроницаемо блокировал возможность побеждать на общероссийском ли или на местных выборах не угодных, будь они даже любимцами народа или гениями. Одной из первых иллюстраций к этому стал Виктор Иванович Черепков.  В июне 2000 на выборах мэра Владивостока Черепков занял второе место. Хотя популярность его в городе, что называется, зашкаливала. Первенствовать на выборах мэра В.И.Черепкову не удалось и в 2004 году, и в 2013-м:  всё время он оказывался вторым.  А первыми  – то креатура коррупционеров и теневиков В.В.Николаев, то  миллиардер И.С.Пушкарёв. Показательно, что все послечерепковские мэры по нехорошим  статьям  были привлечены к уголовной ответственности и взяты под стражу.  Убедительно оказалась проиллюстрирована аксиома: коррумпированный чиновный слой России способен  выдвинуть на высокую руководящую должность  только кадра, нечистого на руку. Черепковы верхам не годятся. 

В 2007 году, когда завершился думский этап жизни В.И.Черепкова и ему исполнилось 65 лет, он отнюдь не ушёл в политическое небытие.  Оно не для таких борцов за народное счастье, пассионариев. Виктор Иванович Черепков делал осмысленные, весомые шаги как масштабный политик истинно зрелого гражданского общества. Он отказался от приглашения войти в список кандидатов в депутаты  Госдумы пятого созыва от партии «Свободная Россия»  только потому, что солидарность с главным мотивом партии не отвечала идеалам Черепкова. Высвобожденный  от госдумской деятельности В.И.Черепков не сбавил продуктивности как прогрессивный политик.  Новаторски разработал новую методику проведения избирательных компаний и подсчёта голосов.  Проделал огромную работу, чтобы воплотить в пакет учредительных документов на создание политической партии «Свобода и народовластие». Состоялись учредительный и другие съезды партии, лидером которой он был с самого начала избран.  

В 2011 году  в канун президентских выборов Виктор Иванович Черепков  вошёл в оргкомитет, а потом и в руководство общественно-политической организации нового типа «Союз избирателей России». В стране развитой демократии это начинание было бы признано ценнейшим политическим «ноу-хау». Вышеописанная бесцеремонность  политической верхушки в отношении реального голоса масс не ввергла Черепкова в разочарование и бездействие.  Политик Виктор Иванович Черепков продолжил  свою линию в качестве лидера партии «Свобода и народовластие». Бился за регистрацию партии. Но если бы битва была честной! Девятый или десятый заход сделал Черепков  в Минюст России. Каждый раз чиновник Минюста находили текстуальные «блохи» и возвращали учредительные документы на доработку. Очевидна установка таким вот лукавым способом «не пущать» партию с энергичным «динамитным» названием – «Свобода и народовластие» -  в строй прошедших фильтр власти творений гражданского общества. 

В действии были и другие рождённые неуёмной энергией Виктора Ивановича Черепкова общественные «амбразуры»:  «Федеральный комитет по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти», «Федерация защиты предпринимателей», «Ассоциация защиты прав автомобилистов»,  «Ассоциация защиты потребителей энергоресурсов», «Ассоциация защиты детдомовцев и сирот». 

Вот теперь, замыкая этот биографический очерк, невольно задаешься вопросом: как так и почему в Истории так получается: средний политик, выросший на худосочной, бессобытийной, лишённой великих гуманистических  страстей, занимавшийся однообразным охранным делом, вдруг  десять и более лет на вершине властной пирамиды, а самородок президентской стати барахтается в толще слоя политической протоплазмы, где восторг поддержки единомышленниками гасится  ненавистью антиподов. Где великая ( не имитированная, как у некоторых) любовь к простым людям восторженно подхватывается одними и осмеивается и вытаптывается другими как опасное донкихотство, как популизм и подстрекательский прецедент.  

Так в Истории случается часто: люди проходят  мимо человека – формулы своего счастья. И продолжают длиться сумерки прозябания под водительством серости и заурядности. 

0

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *